Новости

Международные тренды: Развитие Российского законодательства по «углеродному сбору»

Дебаты по вопросу введения углеродного налога в Росси ведутся пять лет. В 2016 г. Россия подписала Парижское соглашение по климату, а 23 сентября 2019 г. Россия присоединилась к нему.

С этого момента в Российской Федерации началось формирование государственной политики в области борьбы с изменениями климата, также включающую в себя борьбу с увеличением выбросов парниковых газов, как главной причиной глобальных изменений климата.

Правительством РФ был утвержден План реализации комплекса мер по совершенствованию государственного регулирования выбросов парниковых газов и подготовки к ратификации Парижского соглашения (распоряжением от 3 ноября 2016 г. № 2344-р).

В начале дискуссии представители Минэнерго, Минэкономики и Минприроды высказывали совершенно противоположные взгляды по поводу дальнейших перспектив экспорта российского угля, а также будущих приоритетов климатической политики в РФ. Разногласия были и при обсуждении того, какое направление климатической политики и формы углеродного регулирования наиболее подходят для РФ.

В декабре 2017 г. Минэкономики разработал концепцию проекта федерального закона «О регулировании объема выбросов парниковых газов в РФ». Суть концепции заключается в создании механизма поддержки проектов в области сокращения выбросов через налоговые льготы и кредиты.

Первые варианты концепции столкнулись с жесткой критикой. Российский союз промышленников и предпринимателей высказал ряд замечаний, усомнившись в необходимости концепции в целом.

В течение 2018-2019 гг. Минэкономики несколько раз дорабатывал концепцию федерального закона. Новые редакции предлагали довольно широкий набор мер — от налоговой поддержки компаний, сокращающих выбросы, до введения платежей за превышение лимитов и запуска в РФ торговли единицами сокращений выбросов.

Новые версии законопроекта продолжали вызывать критику у РСПП, но получили одобрение у советника президента РФ по климату, Руслана Эдельгериева, который поддержал введение «углеродного налога», соотнеся его с уже работающим в РФ механизмом платы за негативное воздействие на окружающую среду.

Последующие редакции предлагали введение обязательной углеродной отчетности для крупных компаний, а также возможность введения прочих мер регулирования выбросов на выбор правительства. Такие как целевые показатели для предприятий, штрафы за превышение объемов выбросов, запуск механизма углеродной торговли или поддержки проектов по снижению выбросов.

4 декабря 2018 г. на портале проектов нормативных правовых актов опубликован первый проект федерального закона О государственном регулировании выбросов парниковых газов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации.

В редакции законопроекта от марта 2019 г. предлагалось установить общий максимально допустимый объём прямых выбросов парниковых газов для предприятий (150 тысяч тонн СО2-эквивалента.) В случае превышения установленного порога с 2025 года организации должны были выплачивать «углеродный сбор».

В последствии, в Совете Федерации и РСПП не поддержали законопроект об «углеродном сборе». Законопроект министерства экономического развития РФ был раскритикован в связи с опасениями экономических последствий для бизнеса и населения. РСПП прогнозировал рост тарифов для населения, а также инфляции, повышению цен на продукцию металлургического комплекса и транспорт.

В декабре 2019 г. Всемирный банк рекомендовал России рассмотреть возможность введения углеродных налогов или других механизмов взимания платы за выбросы углерода. Было предложено повысить акцизы на топливо и вводить дифференцированные ставки налога в зависимости от социальных и экологических издержек, связанных с использованием топлива.

В июне 2020 г. Минэкономики направило Правительству РФ новую версию законопроекта об углеродном регулировании. Ведомство предложило РСПП провести сводный отраслевой или корпоративный анализ «воздействия производства товаров на окружающую среду на всех этапах производственной цепочки в части энерго- и углеродоемкости», чтобы «сформировать аргументы для отстаивания российской позиции» на переговорах с ЕС.

Правительством РФ было поручено Ведомствам (включая Минэкономики, МИД, Минпромторг и Минэнерго) представить предложения «по минимизации рисков российских производителей углеродоемкой продукции» до 1 октября 2020 года.

26 октября 2020 г. Министерства экономического развития Российской Федерации предложило начать аккредитацию российских организаций, которые смогут подтверждать данные российских компаний о выбросах парниковых газов, до 1 января 2022 года.

В апрельском послании 2021 г. к Федеральному собранию, президент России Владимир Путин поставил задачу обеспечить накопленную чистую эмиссию парниковых газов в ближайшие 30 лет в объеме меньшем, чем у Евросоюза. В ответ на это поручение, Минэкономразвития разработало проект национальной стратегии низкоуглеродного развития, базовый сценарий которой предполагает выполнение этой задачи, хотя, в отличие от Евросоюза, Россия не ставит себе целью достичь к 2050 году углеродной нейтральности

В сентябре 2021 г. вице-премьер Алексей Оверчук поручил спецпредставителю президента оссии по целям устойчивого развития, Анатолию Чубайсу, совместно с Минэкономразвития, МИДом и Минприроды создать рабочую группу с участием представителей Еврокомиссии для обсуждения проекта трансграничного корректирующего углеродного механизма (CBAM). Согласно проекту, при ввозе в ЕС цемента, удобрений, электроэнергии, железа, стали и алюминия через несколько лет необходимо будет покупать специальные сертификаты, которые и будут аналогом углеродного налога. Такие сертификаты могут создавать дополнительную финансовую нагрузку на предприятия и, по мнению многих специалистов, привести к серьезному росту цен на экспортируемую продукцию. Тем не менее, есть ряд причин считать, что это также может заставить крупные углеродоемкие предприятия задуматься о переходе на более чистые источники энергии, чтобы снизить углеродный след в конечной продукции. Об этом и многом другом читайте в наших следующих новостных публикациях.

Для создания статьи использовались следующие источники:

КоммерсантЪ от 14.12.2017; КоммерсантЪ от 22.03.2018; КоммерсантЪ от 04.12.2018; КоммерсантЪ от 18.03.2019; КоммерсантЪ от 10.01.2019; КоммерсантЪ от 09.09.2019; Интерфакс от 17.10.2019; КоммерсантЪ от 11.06.2020; RBC от 21.04.2021; RBC от 25.08.2021.